Гардемарины, вперед!

Гардемарины, вперед!
Название:
Гардемарины, вперед!
Год, страна:
1987, СССР
Режиссер:
Светлана Дружинина
В ролях:
Владислав Стржельчик, Татьяна Лютаева, Виктор Борцов, Сергей Жигунов, Евгений Евстигнеев, Дмитрий Харатьян, Владимир Шевельков, Ольга Машная, Александр Абдулов, Михаил Боярский
Время:
290 мин.
Сюжет картины переносит зрителей во времена дворцовых переворотов. Тогда в беспощадной борьбе за власть возносились и гибли целые династии, ломались судьбы временщиков, цареубийцы восходили на трон.

Трое молодых курсантов навигацкой школы, основанной Петром в Москве, по разным причинам убегают: кто - в Петербург, кто - в Кронштадт. Невольно они становятся соучастниками заговора, организованного против молодой Императрицы.

Гардемарины, вперед!
У нас вы можете посмотреть Гардемарины, вперед! онлайн, в высоком HD качестве с любого устройства, ПК, планшет или смартфон. Все новинки кино совершенно бесплатно, не прибегая к регистрации или отправке sms подтверждения.
[xfvalue_online3]
Рецензия с КП ID - 77261: Хочу я, дескать, вашу явь, чураясь пустоши… (Е. Х. Санта-Мария Герра) Чтобы оценить (а уж тем более – оценить критически) «Гардемаринов» Светланы Дружининой, нужно внутренне отстраниться, отодвинуться, и задача эта не из самых простых. Дело не в том, что ключевые реплики еще в младшем школьном возрасте затвержены наизусть. Даже - не в личном автобиографическом: родинке над губой, музыке Виктора Лебедева, записанной в девятом классе на магнитофон вместе с комментариями некстати вошедшей бабушки, или романе Нины Соротокиной, читанном с рекомендованной изуверами-офтальмологами скоростью «не больше сорока страниц в день». Просто сам дух этой ленты не позволяет ей стать реликтом 80-х, устареть в достаточной степени, чтобы наметилась искомая дистанция. Прошло почти тридцать лет, а мы все стоим на том же перестроечном пороге, пытаясь одной ногой шагнуть в будущее, а другой нащупать опору. Ту родную землю, которая ведь должна быть где-то там, под трухлявыми слоями посмертно осужденных исторических формаций: совсем недавнего, но уже миновавшего умеренно-сытого застоя, романтично беспредельных 1990-х, ушедшей прямо в мифологию советской цивилизации. Перефразируя «хорошего человека из Тайной канцелярии» Василия Ледащева, всем нужна Родина […задумчивый абдуловский взгляд…], всем. И «Гардемарины» - именно что попытка не то воскресить ее, не то намечтать. Роман и мини-сериал близки сюжетно, но не интонационно. Соротокиной свойственна старомодная любовь к факту, историческому контексту. Конечно, без стараний развлечь читателя здесь не обходится. Но сам «заговор Лопухиных», этот нелепый кровавый эпилог отгремевшей эпохи дворцовых переворотов, на орбиту которого ненароком попали трое курсантов навигацкой школы, воспроизведен без художественных допущений, достоверно и точно, с выраженным налетом полудокументальности. Экранная версия той же истории ярче, громче и трагичнее, у нее эмоциональный диапазон старых МХАТовских постановок и интонации романса. Первые ноты, пожалуй, фальшивы: аккуратный беспорядок массовки, троица друзей, распевающих, ощутимо промахиваясь мимо фонограммы, о седле и весле, лихорадочные метания между Парижем и Санкт-Петербургом в попытке ввести несведущих в курс европейских политических интриг, из-за которых вот-вот выкрадут чьи-то бумаги и затрещат на дыбе чьи-то суставы. Но потом взмывают хором высокие женские голоса, гудит понизу густым речитативом диаконский бас, ветер с Финского залива треплет бороды и вуали, вычесывает пудру из лейб-гвардейских париков, далекий колокольный звон мешается с визгом кнута, и чуть тронутая архаикой литературная выразительность речей перестает резать слух. Это фильм о любви и нелюбви, но романтические образы – Боярский, упустивший из руки свою голубку, даже бегущая по лугу невозможно красивая Лютаева, простоволосая, неприбранная, каким-то извечным стенающим жестом заламывающая тонкие руки – не в фокусе. Судьба - это не лиловые цветы, нежными лепестками к любимому лицу, не взгляд, которым можно разжечь костер. Это - Родина, требующая и службы, и преданности, и жертвы, Россия, понимаемая одновременно географически, политически, исторически. Раскинутая во всю ширь, необъятная, с подпирающими небо кронштадскими соснами и уготованной беглым, обездоленным и влюбленным постелью из белого мха. Ленивая, вальяжная, безоглядно щедрая, но уже поглядывающая на соседей с лукавым прищуром, знаменующим, что вместо русских земель их отныне ждет бестужевский кукиш. Показанная без прикрас. Чередой проходят перед зрителем русские характеры, великодушие и подлость, блеск и грязь повседневной жизни. И, сколько бы языков не было урезано за одни лишь сплетни в салонах, какая бы тоска не поселилась в глазах пожилых, с полупрезрительным сочувствием внимающих клекоту честолюбивых и наивных «птенцов гнезда Петрова», есть в этом исподволь складывающемся образе Родины какое-то поразительное чувство собственного достоинства. Умение в момент искушения отбросить прежние фривольные замашки и сиюминутные похоти, переродившись страданием, и – драгоценная неповторимая черта – вечная юность, готовность снова и снова без страха подходить к порогу неведомого.