Классические истории

Классические истории
Название:
Классические истории
Год, страна:
Режиссер:
Тэцуро Араки, Морио Асака, Ацуко Ишизука
В ролях:
Хидэнобу Киути, Мамико Ното, Хоко Кувасима, Нана Мидзуки, Ая Хисакава, Намикава Дайсукэ, Рикия Кояма, Ая Эндо, Мамору Мияно, Пак Роми
Время:
24 мин. (288 мин.)
Классические произведения отличаются тем, что исследуют стороны человеческой жизни, которые мало зависят от места и времени действия. Предлагаемая серия, поставленная по романам и рассказам четырех японских писателей первой половины XX века - не исключение. В каждой сюжетной арке через различные образы восточной и западной культуры автор и читатели (зрители) ищут ответы на исконные вопросы бытия. В чем смысл жизни, что делает человека человеком? Можно ли безнаказанно презреть законы и обычаи общества? Что есть грех и каковы пределы воздаяния? Каковы подлинная суть и сила дружбы?

Классические истории
У нас вы можете посмотреть Классические истории онлайн, в высоком HD качестве с любого устройства, ПК, планшет или смартфон. Все новинки кино совершенно бесплатно, не прибегая к регистрации или отправке sms подтверждения.
[xfvalue_online3]
Рецензия с КП ID - 597686: Глава первая: «маленькие детки – маленькие бедки» Сборник Aoi Bungaku Series берет начало с довольно-таки провокационного произведения Осаму Дадзая. Выбор «Исповеди 'неполноценного' человека» как дебютной и самой продолжительной истории всего цикла становится далеко не случаен. Во-первых, сразу задаются тон и идейная атмосфера Историй, мрачность и драматургия которых моментально отсекают лишних зрителей, наткнувшихся на аниме по чистой случайности. Ни «Исповедь» в отдельности, ни весь сборник целиком посмотреть ради праздного любопытства не получится, и если Вы ищите развлечения и беззаботного отдыха от просмотра, то можете смело вычеркивать это аниме из своего списка, ибо оно имеет несколько иной формат. Во-вторых, данная работа Дадзая как нельзя лучше отражает направление творчества художников Madhouse, наметившееся в последние несколько лет. Тема «потерянного поколения», известная японскому обществу не понаслышке, служит отменно-реализованным фоном, дополняющим основную проблематику «Исповеди», которая восходит к одной из наиболее любимых студией драм с её вопрошанием «тварь дрожащая или право имеешь». Нет, здесь за судьбу мира никто не бьется (хотя, сказать по правде, за нее и Лайт не бился), здесь показана трагедия отдельно взятого человека, 'маленького человека' по сути, несмотря на весь его кокон богатства и благородности. Это история избалованного отпрыска знатной семьи, сломленного излишним вниманием и заласканным до состояния неспособности жить своей головой, обреченного на постоянную надобность соответствовать требованиям своего рода. В этом ведь очень здорово показан тотальный семейный консерватизм Японии, свойственный ей что 1000 лет назад, что 100, что и поныне. Но вместе с тем показана и беда многих людей, пытающихся привлекать внимание к внешнему, совершенно забывая о том, что значение имеет лишь внутреннее. Проблема масок, постоянного бегства, заканчивающихся самообманом и отчаянием. Глава вторая: «красота – страшная сила» Вторая история и графически и сюжетно выполнена в совершенно ином ключе, нежели глава первая. Авторы в данном случае нарисовали нам былинно-сказочную атмосферу напускной праздности и непринужденности, дескать, сейчас байки тут будут рассказываться. Одна только музычка чего стоит, аля 'в журнале Ералаш - пара-пара-па!'. А каковы небольшие дизайнерские вставки, типа сцен с мобильным телефоном, жвачкой и плеером? Ни дать ни взять дань уважения Чамплу. А насколько шикарен здешний говорящий кабан? Благодаря таким вот маленьким деталям вся история наполняется колоритом и приобретает совершенно удивительный шарм. И когда Вы уже успели проникнуться здешней бесшабашностью и легкостью, вот тут начинается блистательная игра режиссера. Можно, конечно, в очередной раз выказать свое восхищение виртуозному владению камерой и анимацией, поразиться умению взвинчивать динамику кульминационных сцен и далее петь дифирамбы неоспоримому таланту Араки Тэцуро, но в контексте данной работы все это носит вторичный (лично для меня) характер, а первым и основным стало то, что юный, по меркам профессии, художник, похоже, окончательно избрал-таки свою жанровую стезю. Глава третья: «любовь бывает зла» На смену полумифическому сказанию о простодушном охотнике и зачаровавшей его сакуре приходит, пожалуй, самая немногословная, наполненная глубочайшим символизмом, но в то же время банальная по своей проблематике история о классическом любовном противостояние. В общем-то «треугольные» романы были и будут актуальны во все времена, поэтому нет ничего удивительного в том, что «Сердце» Нацуме Сосэки вошло в Blue Literature Series. Прелесть здешнего сюжета кроется в его всеохватывающей недосказанности и оставляемом за собой многоточии, которое каждый зритель сможет домыслить по-своему. Собственно, также поступают и авторы экранизации, представляя зеркальное отображение оригинала. Я бы отметил в очередной раз, во-первых, безупречное музыкальное и дизайнерское оформление, а во-вторых, отменно проработанную метаморфозу персонажей, их образов и ролей, происходящую во второй части «Сердца». Глава четвертая: «старый друг – лучше новых двух» Коль скоро была затронута столь вечная тема, как любовь, то и без упоминания о другом прекрасном чувстве обойтись было никак нельзя, и очередное произведение Дадзая «Беги, Мелос» поведает достопочтенной публике об истинной, всепреодолевающей дружбе. В основу положена притча древнегреческого эпоса, сюжет оказывается построен по принципу «роман в романе». Дружба и предательство, обида и прощение. Изюминкой этой главы становится прием имитации театральной постановки. Нечто похожее можно было увидеть в Ящике Демонов рук все тех же художников студии. Ну и другим показательным моментом «Беги, Мелос» является его оптимизм, столь несвойственный всему остальному циклу. Главы пятая и шестая: «безумству храбрых поем мы песни» Заключительные мини-шедевры цикла вновь преподносят сюрпризы и заставляют хлопать в ладоши во время финальных титров. Заявленное «произведение для детей» «Паутинка» на деле оказывается, прямо скажем, зрелищем не для слабонервных и уж совсем не подходит для воспитания лиц с неокрепшей психикой. Сказка о безумном убийце и постигшем его наказании больше походит на фильм ужасов с элементами психоделического бреда, который одновременно устрашает и засасывает подобно трясине. Вторая история «Муки ада» развивает эту тематику и лишь усиливает впечатление, произведенное «Паутинкой». В общем-то, говорить что-то еще излишне, надо просто смотреть и наслаждаться изумительной работой художников. Заключение Цикл удивителен вот еще чем: все мы привыкли, что аниме в своей подавляющей массе - это продукт в первую очередь предназначенный для 'своего', японского зрителя. И всевозрастающая популярность японской анимации в остальном мире самих японцев не очень-то трогает и волнует. Однако данный сборник - это пропаганда не только хорошего по-настоящему аниме, но это и в определенной степени реклама японской культуры в целом. Ну вот кого Вы знали из писателей Японии до просмотра этой картины? Мураками? И то наверно только Харуки (а, оказывается, есть еще и Рю). Кто-то еще назовет Мурасаки Сикибу, и на этом, скорее всего, наши познания закончатся. А благодаря Aoi Bungaku Series Вы откроете для себя мир творчества еще четырех литераторов Страны Восходящего Солнца. Так что же такое классика? Это вещь, выходящая за рамки 'нравится/не нравится', это вещь, знакомство с которой, как минимум, не навредит, это то, что должно быть в кругозоре разносторонне развитого человека, то, что находится вне моды, вне стандартов, но наибольшая ценность 'классики' в её долголетии, прошедшем проверку временем и поколениями. Классику не обязательно любить, совершенно не требуется ей восторгаться, но есть одно, что обязательно - классику знать надо.